Было 31 января. У Ирины отчего-то с утра ныло сердце, всё валилось из рук…  Она в который раз за день подошла к окну… Белый, чистый снег… и солнышко…

Ровно 16 лет назад  ушёл из жизни самый близкий человек – отец. Жил бы ещё, да жил, если бы не ошибки врачей…

Сегодня она целый день вспоминала первую годовщину его ухода. Именно первую. Почему? Тогда был такой же белый снег, и так же безумно тоскливо было на душе… Она душой летела на Украину к могиле отца… Километры, километры, километры…  Вдруг позвонила сестра мужа:
— Ириш, мы так давно не виделись. Заходите сегодня к нам. И потом — у нас такие забавные котята недавно родились. Хоть отвлечёшься от печальных воспоминаний.
     Объяснения… Уговоры…  Наконец-то Ирина сдалась и пообещала, что зайдут с мужем на часик. И вот они уже уютно расположились на диване в доме родственников.
— Ну и где ваши котята? – Ирина обожала всяких хвостатых и только их наличие в этом доме смогло вывести её из состояния глубокой печали.
Хозяйка дома выдвинула из-за дивана большую коробку и комната наполнилась тонким писком, едва открывших глазёнки, маленьких пушистых комочков. Мама Муся тут же прибежала на зов, и вся орава, состоящая из пяти орущих ртов, принялась искать теплые, пахнущие сосочки. И только один из этой оравы, вопреки всем законам генетики, почему-то упорно полз к коленкам Ирины. Она помогла преодолеть ему, эту, пока ещё непомерную, высоту, и тот сразу улёгсяя и благополучно уснул, уткнувшись носом в живот Ирины. Никакие попытки водворить малыша назад в коробку к теплому маминому животу, успехом не увенчались. Он пищал и упорно возвращался к Ирине.
— Это судьба… Ничего не поделаешь… – решили все дружно.

     Домой Ирина возвращалась уже с маленьким, посапывающим под шубой, чудом, которого сразу назвали Дымкой,  в силу его неописуемо красивой дымчатой шерстки.

     Дымка вырос, что называется, «иркиным хвостиком». Он всегда и повсюду следовал за ней. Ежедневно ровно в 22 часа, он будто по звонку, подходил к ней и заглядывая в глаза – «мамкал». Так продолжалось до тех пор, пока она не уходила в спальню. Дымка укладывался между ней и её мужем, и в  упорной борьбе всячески пытался отодвинуть своего «соперника» подальше от Ирины.
    Дымка вообще считал, что любить хозяйку так как он, не сможет никто на всём белом свете, а потому только он вправе претендовать на её ответную любовь. Понятно, что в «борьбе» всегда побеждал большой и сильный, и Дымка, обиженно фыркнув в усы, уходил на краешек кровати. А спустя короткое время, прижав уши, упорно по-пластунски полз на «своё» место…
    Дымка всей своей кошачьей душой был привязан к хозяйке. Он никогда не реагировал на какие телефонные звонки. Но, если домой звонила она, Дымка по только одному ему слышимому какому-то таинственному сигналу, бежал к телефону… Когда она возвращалась с работы, он всегда ожидал её у двери. Причём, даже если он «дрых без задних лап» на диване,  когда она ещё только появлялась из-за угла соседнего дома,  он, непонятно от чего вскакивал и бежал к двери…  Потом он подолгу рассказывал ей о новостях за день… Словарный запас его был невелик, но по тому, с какой интонацией Дымка проговаривал эти слова, можно было понять, что за день произошло много чего и разного…
 - О-о-о…  гонь-гонь-гонь… А-а-ле-а-а… Гонь-гонь…
— Мой, ты маленький! – улыбалась ему Ирина. – Если бы «мама»  понимала всё, что ты говоришь… Бася сегодня не хулиганил?
— Аааа… мама.. Оооо…Гонь-гонь… Леуууу…
— Какой  ты у нас – умный, всё понимаешь, а мы, глупые, совсем не понимаем тебя…
И он снова и снова подолгу повторял свои  «гонь-гонь-гонь» и «алеа»…
Надо бы сказать, что Дымка был интеллигентом до мозга костей. Он никогда не позволял себе глупых выходок, воспитывал младшего брата Барсика (жуткого блудню и хулигана, который был младше его на 4 года, но крупнее в полтора раза). Не смотря на порядочную разницу в весе, Дымка все время умывал своего уже взрослого братца, объясняя ему по-кошачьи, что интеллигентный кот должен быть умыт и причёсан. Если у Басика, при его неописуемо красивой мордахе, взгляд был глупым, то Дымка смотрел на всех такими глазами, что  порой казалось -  в глазах этого кота сосредоточена вся мудрость мира. И вообще он в доме был главным. Он следил за порядком, на всех бухтел, если домочадцы нарушали привычный уклад в доме. Вообще к домочадцам он относился снисходительно и только Ирину Дымка любил глубоко и беззаветно, любил, как только могло любить его кошачье сердце.

Вот скажите, если в социуме существует работа сиделки, значит должна быть и работа – лежалки?  Так вот, Дымка добровольно выполнял в доме работу лежалки. Если кто-то заболевал, он сутками не отходил от больного, лежал рядом и пел свои колыбельные песенки, периодически обнюхивая лоб больного. А уж если заболевала Ирина, Дымка отказывался есть и пить, глаза его в такие дни были полны печали и боли за свою любимую хозяйку. Ирине всегда почему-то казалось, что в Дымке живёт душа отца, потому, что по роковой ошибке врачей, жизнь отца оборвалась раньше срока…,  потому, что впервые она увидела Дымку в день памяти отца…,  потому, что Дымка сам выбрал её…,   потому, что он так трепетно и нежно опекал её, как когда-то опекал отец…

Уже 15 лет  за порядком в доме  Ирины во время её отсутствия следил Дымка. И вот в последнее время силы стали покидать его. Он сильно похудел. Отказывался от еды. (Ирине почему-то сегодня вспоминалось, что отец тоже до Нового года сильно сдал… )  Она всячески пыталась подкармливать своего Дымку.  Зачерпнув пальчиком сметану – кормила его, поила водой из ладошек. Сердце её сжималось от боли, когда она глядела на него… А пару дней назад Дымка попытался запрыгнуть к ней на кровать, но у него не хватило сил, и теперь он лишь изредка постанывая,  лежал у её кровати.
Он совсем ослаб. Ирина горько плакала, уронив голову на грудь мужа.
-Если он уйдёт, я сойду с ума…

 Дымка тихонько поскрёбся у кровати… Ирина подбежала и увидела, что он приподнимается и, волоча задние лапы, пытается куда-то ползти.
 - Он хочет пить!
Дымке принесли воды. Но он упорно полз мимо… Ирина с мужем и сыном с болью наблюдали.  Дымка тихонько дополз до туалета, заполз в свою туалетную коробку и … пописал. Выбравшись обратно, он упал без сил…
Ирина рыдала, тихонько гладила своего Дымусю. Видно было, что ему трудно дышать… и, очевидно,  больно смотреть на слёзы хозяйки. Дымка с трудом приподняв лапку, отстранил её руку.
— Тебе тяжело от того, что я плачу, что я рядом? Я не буду плакать… – приговаривала она, глядя на беспомощное тельце.  Я уйду…я не буду плакать… Ты только не уходи…

До вечера все домочадцы поочередно буквально через каждые 5-10 минут тихонько наведывались к  своему любимцу.  В половине восьмого вечера сын тихо подошёл к Ирине:
— Мама, Дымка не дышит…
Всё…

Было 31 января… День памяти отца…
Мистика?..

 

 

© Copyright: Светлана Бурашникова, 2012

Регистрационный номер №0098679

от 3 декабря 2012

 

VN:F [1.9.18_1163]
Рейтинг: +31 (голосов: 31) Понравилось: 31, Не понравилось: 0
Рубрики: ПРОЗА, Рассказы
Вы можете подписаться на комментарии к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий. Трэкбэки отключены.
Оставьте комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: